Артем Ляшенко

Артем Ляшенко (14)

Очевидные вещи о кино или поцелуй через пошлость

Каждый божий день я вынужден объяснять людям простые для меня вещи. Вот вы открыли умную газету, которую делает горстка энтузиастов. Вы тут что-то прочитаете, хотя, скорее сделаете вид, чем прочитаете. Ладно. Пусть так. Объясню и вам парадигмы моего сознания. Входите без стука, как вошли в кафе, где взяли эту газету в руки, привлеченные стильной обложкой.

Несколько слов о картине Марлена Хуциева «Июльский дождь»

В метро, увидев округлый зад, утянутый в голубые лосины, ты начинаешь инстинктивно следовать за ним, как гоголевский герой за блондинкой по Невскому проспекту. И когда обладательница зада поворачивается наконец лицом, ты понимаешь, что этот зад фиктивен. Это – скорее всего самый тривиальный разглаженный целлюлитный зад, с сильным урезом стрингов посередине. Этому заду, как и обладательнице, уже за 40, и оба они помяты.

«Вход в пустоту» Гаспара Ноэ

Мне было лет 6. Во дворе дома я впервые увидел гроб. Вокруг стояли люди, тихо переговаривались. Все стояли на некотором удалении. Мне было страшно – я понял, там тело, там покойник. И несколько минут я колебался – подойти к гробу или нет. И я подошел.

Аргентинский язык

Он пришел с женщиной. Они пили вино. Полупустая бутылка красного стояла на столе. Видимо, они пили где-то до того, потому что этот пятидесятилетний крепыш уже не попадал словами в смыслы со стопроцентной точностью. Однако этому парню хватило бы и одной десятой собственного риторического дара, чтобы увлечь всех своими историями и вопросами.

Дойти бы до Голгофы

В грузинском языке есть слово, аналога которому нет в русском. «Шемомеджамо» означает что-то вроде «извините, я все тут съел». Это комплимент такой. Потому ли, что было необыкновенно вкусно, потому ли, что есть хотелось сильно – неважно. Съел – и всё тут.

Сырцы о проститутках в итальянском кино и на московских трассах

Кто эти дохлые кривоногие курицы в извечных мини и черных колготках, которые стоят на Земляном валу, на внутренней стороне кольца у моста через Яузу? Кто эти девочки на МКАДе в джинсах до пупа и коротких курточках? Невнятные, неловкие, как мои тексты, угловатые московские курвы вызывают глубокое эстетическое неприятие.

Дилетант обозревает.

«Пряник» Иры Цыханской – пример того, как название отражает не только тему, но и жанр. Пряник – посконная русская выпечка. Пряник – десерт для нормального, твердого человека. Пряник – высказывание цельное, простое, в меру четкое, в меру сильное.

ВСЕ ВКЛЮЧЕНО

Думал только об одном – как бы успеть на ММКФ. Прорваться, взять билеты, плюнуть на дела и хоть одним глазком, хоть на одну картину...

Печки-лавочки VS дощатый настил

Тучные и не очень тетки машут руками в бассейне, подпрыгивают, как бочонки с воздухом, вкручиваются телесами в воду. Кто видел аквааэробику на курортах, живо себе представил это зрелище.

Иван-дурак, человек-паук и Тенгиз

Кэмпбелл в книжке «Тысячеликий герой» восхищается Яковом Проппом и его «Морфологией сказки». Пропп как никто сумел разложить героику и функциональность жанра, с которым каждый из нас сталкивается – как с литературой вообще – еще в люльке. Сказка – это основа основ мировосприятия, это первый учебник по добру и злу и – что еще важнее – по самой логике оценки всего происходящего.

Подписаться на рассылку