Байки из Театра

1-22-2015
Категория:Отрадные истории
266

На половину суммы, полученной от старгородских заговорщиков, отец русской демократии Ипполит Матвеевич Воробьянинов отвез девушку на извозчике в кинотеатр «Арс», а затем в «Прагу» – «образцовую столовую МСПО».

Ипполит Матвеевич абы куда девушку Лизу не повел бы. Электротеатр «Арс», расположенный в доходном доме архитектора Заболоцкого, не тот, который на Арбате (300 посадочных мест), а тот, который на Тверской (800 посадочных мест), нравился тогдашней кинематографической тусовке.
В начале ХХ века на втором арендованном этаже хозяин часового магазина Абрам Гехтман открыл прокатную контору «Глобус». Уже с 1921 года расположенный тут «Арс» именовался «первым показательным кинотеатром», что не уберегло его от вселения «по знакомству» Детского театра Наталии Сац, являвшейся родственницей жены наркома просвещения. Днем был театр для детей, вечером – для «приличной», не лузгающей семечки публики. Благое, в сущности, дело, затеянное Сац и Луначарским, обернулось невероятным бедствием для респектабельного столичного кинотеатра. Хорошо, что получив звание Центрального Детского, театр Сац переехал в более для себя интересное здание на Театральной площади.
Находящаяся по соседству с домом на Тверской оперно-драматическая студия Константина Станиславского уже после смерти великого реформатора получила статус театра и в 1948-м, потеряв свое оперное отделение, переехала в здание бывшего электротеатра. Почти 11 лет театром руководил ученик Станиславского, Михаил Яншин. Ему как-то удавалось быть актером МХАТа и одновременно управлять другими театрами. То возглавит Московский театр лесной промышленности, то цыганский театр «Ромэн», то Драматический театр имени К.С. Станиславского, руководить которым было удобнее всего, поскольку жил Яншин рядом, на той же улице Горького, бывшей и будущей Тверской. Здесь он поставил «Чайку», «Грибоедова», «Дядю Ваню», «Дни Турбиных».
Яншин был человеком улыбчивым, вполне компанейским, но иногда делал невероятные, досадные ошибки. На пустом месте. Мог перепутать фамилии актеров, назначая на роль, назвать не ту фамилию по созвучию. Потом приходилось хлопотать, чтоб никого не обидеть. Играя на ипподроме и верно все просчитав, кассирше случайно мог назвать, оговорившись, не ту цифру. Ошибки могли быть и более трагическими. Так, однажды некий газетный корреспондент спросил у него, тяжело ли играть Булгакова? Яншин долго объяснял, какой это сложный автор. Через несколько дней в газете появилась разгромная статья о пьесе «Мольер», репетируемой во МХАТе. В статье, подписанной именем Яншина, говорилось сколь тяжело и громоздко написана эта пьеса. Пьесу сняли с репертуара. Яншин пытался объясниться, но тщетно. А ведь Михаил Афанасьевич Булгаков был шафером на свадьбе Яншина и Полонской. Спустя много лет, случайно, Яншин через окно уже своего театра им. Станиславского увидал мнущегося в нерешительности Булгакова. Была такая у писателя фобия, страх пересечения больших улиц. Яншин выбежал, подлетел к Булгакову: «Разрешите, Михаил Афанасьевич, вас перевести». Булгаков холодно посмотрел, протянул руку и, перейдя, не оглядываясь, не сказав и слова, пошел прочь. Яншин вспоминал, что, когда он возвращался в театр, каменный лев над входом будто показал ему язык и усмехнулся.
Замечательный актер, легенда советской сцены и кинокадра, «король» дубляжа и «папа римский» радио-постановок, Андрей Попов, не нарушая традиции, заведенной Яншиным, возглавил этот самый Драматический театр, не переставая быть при том ведущим актером МХАТа. Затем Анатолий Васильев, назначенный Поповым «очередным режиссером», выпустил в театре имени Станиславского в 1979 году то, что никто в советском театре до него бы не решился. Это был спектакль по пьесе Славкина «Дочь стиляги». Один из главных героев приходит к выводу, что никто, ни общество, ни партия, ни его неприятель персональный не виноваты в том, что человек делает со своей жизнью. Спектакль «Взрослая дочь молодого человека» был первой в советском театре откровенно асоциальной постановкой.
«Однажды, взглянув с балкона в зал-кишку Театра Станиславского, я поняла, что если сейчас случится пожар, то не спасётся никто (все проходы были заняты стульями). Ну что ж, зато погибнем мы как единомышленники», - таким было воспоминание об этом спектакле. Но, несмотря на полное приятие публикой постановок Васильева, ему пришлось уйти в 1982 году. Руководители стали меняться в калейдоскопическом режиме, пока в 2013 году на конкурсной основе место главного режиссера театра не занял ученик Эфроса и Васильева Борис Юхананов.

Подписаться на рассылку